Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:05 

chellisa
Going somewhere without a map
Название: It's a Dalton tradition
Автор: melblue
Перевод: chellisa
Бета: Лана Светлая
Пейринг Курт/Себастьян, Блейн/Джефф
Рейтинг: NC-17
Статус: В процессе
Разрешение на перевод: Есть
Дисклаймер: Хотелось бы, но ни автору, ни переводчику ничего не принадлежит. Все права у Р. Мерфи и FOX
Саммари: В Далтоне существует традиция, к которой Курт совершенно не готов.



Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11

В тот момент, когда на следующее утро Себастьян открыл дверь и взял стакан с кофе из его рук, Курт понял: его глупая влюбленность за ночь так никуда и не делась.
Он тяжело вздохнул, когда ментор жестом пригласил его пройти в комнату, робко сел на свой стул и попытался сделать глоток из своего стаканчика: его руки тряслись, так что старания не увенчались успехом. Бросив взгляд на Смайта, он с облегчением заметил, как тот копается в школьной сумке и не замечает странное поведение Курта.
Конечно, было бы слишком самонадеянно ожидать от вселенной, что Себастьян будет полностью игнорировать его, поэтому, когда наставник повернулся и одарил Хаммела фирменной усмешкой, ему удалось нервно улыбнуться.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил Смайт. Курт изо всех сил пытался не встречаться с ним взглядом, так как он уже мог почувствовать, что румянец начинает алеть на его лице.
– Все хорошо, – ответил он стене за левым плечом Себастьяна и достал «Войну и мир» из своей сумки. – Я могу не успеть закончить ее в срок, – отчаянно добавил он, - поэтому я собираюсь… эм… читать.
Курт открыл книгу на случайной странице, стараясь сосредоточиться, но какая-то часть него твердила, что он был слишком груб. И он не был уверен, как поведет себя ментор.
Но Себастьян лишь усмехнулся и исчез в ванной, и следующие двадцать минут Курт провел в волнении: сможет ли наставник понять причину его своеобразного поведения?
«Скорее всего, будет не сложно, потому что ты ведешь себя как идиот».
Ему было трудно разобраться в себе: как быстро он прошел путь от романтических фантазий, в которых держался за руку с Блейном, до желания узнать, каково это: целоваться с Себастьяном Смайтом.
И, естественно, когда наставник вновь появился в комнате, узел его галстука был перекручен, поэтому он встал посреди комнаты, держа в руках сумку и выжидающе рассматривая Хаммела.
Курт, вздохнув, подошел к Себастьяну и поправил его аксессуар. Побуждение встать еще ближе было сильным, но в то же время ему хотелось убежать так далеко, как только возможно. И все эти ощущения смешались и путали его… и вдобавок ко всему его руки так и не перестали трястись.
Он не мог смотреть на Смайта, поэтому он полностью сфокусировался на галстуке и вздрогнул, когда Себастьян сделал шаг вперед. Это был первый раз, когда ментор сделал какое-либо движение во время ритуала «галстукопоправления». Курт, не сдержавшись, поднял взгляд и тут же отступил.
Себастьян улыбнулся, и в его зеленых глазах загорелись искорки веселья.
– Спасибо, милый, – сказал он низким голосом, направляясь к двери, и Хаммел, взяв себя в руки, последовал за ним.
За завтраком Курт почувствовал, с одной стороны, облегчение, увидев, как Смайт садится рядом с Вэсом и Дэвидом, а с другой – разочарование, которое слишком смущало его, так что он сосредоточился на еде. Но и это оказалось не так-то просто, потому что Джефф, сидящий рядом, бормотал что-то себе под нос и шумел столовыми приборами. «Хоть какое-то отвлечение», - подумал Курт, посмотрев на блондина и приподняв бровь.
– Что с тобой?
– Ничего, – пробубнил Джефф, наливая апельсиновый сок мимо своего стакана. Хаммел протянул руку и забрал кувшин.
– Просто прекрати, – сказал он, наблюдая, как парень пытается забрать его обратно. – Перестань, пока сок не оказался на нас, иначе я убью тебя, если мне придется переодеваться перед уроками.
Курт наполнил стакан соседа, затем поставил кувшин так, чтобы он оказался вне зоны доступа блондина.
– Итак, что случилось? Не успел сделать домашку?
– Нет. Я же сказал, что все в порядке, – ответил он, но Хаммел заметил, как взгляд парня загулял по столу, и только тогда он понял, что Блейн не сидел с ними.
Курт огляделся и, наконец, заметил Андерсона рядом с незнакомым третьекурсником за другим столом. Он вновь посмотрел на блондина, который нахмуренно уставился в свою тарелку с яичницей, и обдумывал, что лучше сказать, но ничего достойного в голову не приходило. Ведь он даже не должен был знать о тайных отношениях парней. И вдруг он почувствовал, каким одиноким должен был ощущать себя Джефф, да и Блейн, наверное, тоже.
Ему хотелось задать соседу множество вопросов, и не только о том, как ему удалось завязать отношения с Андерсоном после того, как он первоначально отказывался от Блейна как от ментора, но Курт знал, что не сможет, особенно тогда, когда Джефф в таком настроении. Вместо этого он ободряюще сжал плечо блондина и попытался взбодрить его догадками о том, какую песню Пинк выберет Совет Ворблеров для выступления на Отборочных, пока тот заметно не повеселел.
Когда Курт встал из-за стола, чтобы идти в класс, он не мог не заметить взгляд Себастьяна на себе, и все мысли о Джеффе и Блейне тут же вылетели из головы.
Весь остаток дня Хаммел провел в мечтаниях, в которых на самом деле ходил на свидание прошлым вечером, и в которых Смайт на самом деле поцеловал его у двери. Или в тот момент, когда Себастьян шагнул вперед сегодня утром, Хаммел не отошел, а остался стоять на месте, и ментор наклонялся все ниже… и его губы искали губы Курта… Нет, он решил остановиться прямо сейчас, потому что ему нельзя было терять контроль над собой. Или, по крайней мере, остатки контроля.
Немного непривычно и страшно влюбляться в человека, который отвечает тебе взаимностью. Часть него хотела окунуться с головой в этот омут, а другая размышляла над тем, каким человеком был Себастьян. Курту было сложно представить (или, возможно, хотелось представлять) насколько опытным может быть Смайт. Кроме того, его понимание отношений кардинально отличалось от романтических представлений Хаммела. Так что даже если при любой мысли о менторе внутри все сжималось, а температура тела начинала повышаться, он не пойдет на это. Он будет стараться изо всех сил игнорировать внезапно обнаруженную влюбленность.
Поэтому после того, как кончились занятия, Курт покорно отнес оборудование Себастьяна на его тренировку по лакроссу, а затем вернулся в комнату ментора и начал биться над домашней работой.
Он приступил к переводу по французскому, когда дверь открылась, и вошел Смайт, все еще одетый в спортивную форму. Хаммел вздрогнул, а ментор, мимолетно усмехнувшись, зашел в ванную комнату. Вскоре послышался звук воды.
Через десять минут Себастьян выплыл из комнаты, сопровождаемый вкуснейшим ароматом. Курт тут же отвел взгляд, увидев, что на парне надеты лишь джинсы, и как тот пытается натянуть мягкий джемпер через голову.
Вернувшись мыслями к домашнему заданию, он тяжело вздохнул, увидев несколько ошибок, которые обычно никогда не делал.
– Что случилось? – спросил Себастьян, приблизившись к стулу Хаммела.
– Ничего, – быстро ответил Курт. – Просто уроки.
– Оу, французский. Знаешь, я могу помочь тебе, – произнес ментор и поставил свой стул рядом, пока Хаммел старался не выглядеть чересчур напуганным. – Я свободно на нем разговариваю.
«И почему я не удивлен?», – подумал Курт, чуть отодвигаясь, но Себастьян уже наклонился ближе, чтобы заглянуть в его тетрадь.
– Точно, вот здесь немного неправильно, – сказал он, указав пальцем на ошибку.
– Я знаю, только что хотел исправить, – ответил Курт и, увидев, что его руки снова трясутся, издал вздох отчаяния.
Себастьян внимательно посмотрел на него, и Хаммел мог поклясться, что ментор усмехается, хотя упрямо не встречался с ним взглядом. Но он почувствовал, когда Смайт нахмурился.
– Откуда у тебя это?
– Что? – спросил Курт, все еще отказываясь устанавливать зрительный контакт, и в тот же момент глубоко об этом пожалел. Себастьян протянул руку и дотронулся до шрама на его шее, о существовании которого он давно позабыл. От неожиданного прикосновения Курт вздрогнул.
– Прости, – мягко произнес Смайт, но не убрал руку. Вместо этого он проводил пальцами по увечью снова и снова, и Хаммел почувствовал легкую дрожь по всему телу. – Так ты мне расскажешь?
Курт прочистил горло, стараясь не выдать волнения.
– У меня была операция несколько лет назад, удаляли гланды.
– Понятно, – произнес Себастьян и пододвинулся ближе. – А кто-нибудь уже целовал его?
Курт уже потерял самообладание и мог только наблюдать за тем, как близко наклонился Себастьян и как легко его губы дотронулись до шрама. Это длилось лишь секунду, но теплого ощущения на шее и щекочущего прикосновения волос ментора к его лицу было достаточно, чтобы заставить Курта задрожать и покраснеть. Он уставился взглядом в тетрадь по французскому и сжал шариковую ручку так сильно, что побелели костяшки пальцев. Хаммел раздумывал над тем, можно ли не придавать всему происходящему значение, но Смайт все еще сидел по-интимному близко, и Курт мог буквально почувствовать, как ментор сосредоточенно разглядывает его лицо... и внезапно ему стало слишком тяжело дышать.
– Эй, – прошептал Себастьян. – Посмотри на меня.
Рука Смайта прикоснулась к его подбородку, и Курт, словно находясь под внушением, позволил ему повернуть свою голову и уставился на него широко открытыми глазами.
– Ты восхитительный, Курт, – произнес Смайт задумчивым тоном, блуждая взглядом по лицу Хаммела. Тот был ошеломлен и застыл от изумления, но заморгал, почувствовав большой палец ментора на своей губе. – И эта ямка на твоем подбородке просто сводит меня с ума, - продолжил Себастьян более решительно. – Я очень хочу поцеловать тебя, и думаю, милый, что ты не против. Поэтому все, что тебе нужно сделать, это кивнуть.
Курт застрял на мысли, что кто-то вроде Себастьяна считает его восхитительным, и когда он осознал последние слова, его сердце бешено подпрыгнуло в груди. Его снова бросило в жар как от понимания, что ментор раскусил его влюбленность так быстро, так и от нервного предвкушения. Взгляд Себастьяна застыл на его губах, и из-за этого Хаммелу было сложно сосредоточиться на том, стоит ли пускать ситуацию на самотек, потому что все, к чему он пришел в конечном итоге, – это его возможный поцелуй с тем, кто ему нравится. И эту возможность не хотелось терять.
Поэтому он кивнул.
Смайт наклонился ближе. Курт почувствовал руку, обнимающую его за талию, и, чуть нервничая, отодвинулся, но движение на самом деле только приблизило его к ментору. Себастьян улыбнулся и сжал руку крепче. Теплота, исходящая от него, заставила Курта почувствовать полет бабочек в животе, и, когда Смайт наклонил голову, он поспешно прикрыл глаза. Но губы Себастьяна снова прикоснулись к шраму на его шее, поэтому Курт тут же распахнул их снова и не смог сдержать стон удивления.
На этот раз губы наставника задержались на его шее, и когда он провел кончиком языка по шраму, по коже Курта забегали мурашки. Он закусил губу в тщетной попытке сдержать еще один стон, и ручка, которую Хаммел до сих пор держал, упала на стол.
Другая рука Себастьяна придерживала его за подбородок, большой палец оттягивал нижнюю губу, пытаясь освободить ее из плена. И вот в следующий момент их лица напротив друг друга, их губы, наконец, встретились, и Курт застыл, потому что Себастьян Смайт целует его, а он не знает, что делать.
Очевидно, ментор почувствовал замешательство Курта и чуть отодвинулся, но не разорвал прикосновение губ.
– Просто расслабься, – прошептал он.
Хаммел хотел сказать ему, что говорить проще, чем делать, особенно когда часть него до сих пор задумывается над прекращением этой ситуации, но не успел, потому что Себастьян вновь начал поцелуй.
Прикосновение было мягким и нежным, а Курт не представлял, что нужно делать, пока не почувствовал, как Смайт ласково обхватил его нижнюю губу своими, а его губы окружили верхнюю губу ментора, и каким-то образом он ответил на поцелуй.
Себастьян издал тихий одобряющий звук, от которого что-то внутри Хаммела приятно сжалось и разнесло тепло по всему телу. Он все еще был напряжен, но в то же время казалось, что он может растаять. И когда рука Смайта двинулась ниже по его спине, притягивая его еще ближе, именно так он и поступил.
Хаммелу пришло на ум, что позднее, вероятно, ему будет неловко вспоминать, как быстро вся нервозность свелась на нет, как его ладони внезапно оказались на плечах Себастьяна, цепляясь пальцами за мягкий шерстяной свитер или как вырвался тихий стон, когда Смайт провел языком по нижней губе, и как легко он ответил тем же.
И это было намного проще, чем представлял себе Курт - просто целовать того, кто тебе нравится, и теряться в ощущениях. Этот вкусный жар губ, приятное прикосновение языков, быстрая смена ритма; ему хотелось большего, и инстинктивно он прижался сильнее, углубив поцелуй.
Он почувствовал дрожь, пробежавшую по телу, услышав, как простонал Себастьян, но внезапно его губы стали еще горячее, поцелуй стал более настойчивым, и Курт растворился в приятных мгновениях... как вдруг понял, что звонит его телефон.
Он отодвинулся от Смайта, почувствовав странную смесь разочарования и облегчения. Поначалу Себастьян не разрывал поцелуй, но когда Курт повернул голову, глубоко вздохнул.
– Не отвечай, – сказал он низким голосом, но момент был уже потерян, и Курт покачал головой. Он не мог не ответить, даже если ему и хотелось. С тех пор, как у его отца случился сердечный приступ, он постоянно жил с беспокойством о том, что может значить пропущенных звонок.
– Это может быть мой папа, – прошептал Хаммел, но Себастьян уже с улыбкой протягивал ему его телефон, и Курт с благодарностью его принял.
Он все еще был потрясен, когда отвечал на звонок, поэтому он непонимающе заморгал, услышав нежданный голос брата.
– Черт, Курт! Надо было послушать тебя, но я пытался найти подходящее время, чтобы рассказать. Но потом Сантана начала ругаться с Рейчел и рассказала ей все. Теперь она злится на меня и не хочет разговаривать. Что мне делать?
– Что? – вдруг Хаммел понял, что он все еще находится в объятиях Себастьяна и его свободная рука сжимает плечо ментора. Он тут же неловко отодвинулся, и Смайт наконец отпустил его, встал и отошел в сторону.
– Курт? Ты здесь?
– Да, – проговорил парень, пытаясь вникнуть в суть разговора. – Прости, Финн, можешь дать мне пару минут? Я перезвоню тебе.
– Конечно, – и Курт повесил трубку. Он огляделся и увидел Себастьяна, сидящего на краю кровати и нервно улыбающегося.
– Извини. Это мой брат, мне нужно с ним поговорить.
Себастьян улыбнулся:
– Знаешь, есть одно подходящее слово для твоего брата, но оно не совсем приличное, и в силу своего воспитания я не скажу его вслух. Но, думаю, ты без труда догадаешься.
Курт и понятия не имел, про что говорил Смайт, и, вероятно, его робкая улыбка выдала Хаммела с головой. Его сомнения подтвердило озадаченное и нахмуренное лицо ментора.
– Неважно, – пробормотал Себастьян, проводя рукой по волосам и взлохмачивая их. – Почему бы тебе не вернуться в свою комнату и не позвонить оттуда? К сожалению, мне нужно идти на ужин с администрацией и старостами, и мероприятие обычно длится допоздна, так что увидимся утром, хорошо?
– Хорошо, – тихо ответил Курт и принялся собрать свои вещи. Неуверенность и неясность сбивали его с толку; при мысли о том, что только что произошло, внутри начала созревать тревога, и она только усилилась, когда он повернулся и увидел то же сомнение в глазах Смайта.
Себастьян подошел ближе и провел большим пальцем по губам Курта. У Хаммела сбилось дыхание, что лишь добавило неловкость в ситуацию.
– Мы поговорим завтра, милый, – сказал Смайт, и Курт кивнул и вышел из комнаты. Оказавшись в коридоре, он сделал глубокий вдох, не до конца уверенный в том, был ли он от облегчения или от чего-то, о чем пока не хотелось думать. Но он точно осознавал смущение.
Хаммел не мог поверить в то, что это на самом деле произошло, и что он действительно целовался с Себастьяном Смайтом, но сладкий привкус, оставшийся после поцелуя, был прямым тому доказательством. Оказалось, что ощущения были намного лучше, чем он мог себе представить; от воспоминаний даже захватывало дыхание. Что было совсем нехорошо, особенно когда он собирался перезвонить Финну и попытаться вникнуть в суть разговора.
Поэтому Курт выкинул все мысли из головы и направился в свою комнату. Он был очень удивлен, увидев Джеффа, лежащего на кровати с наушниками и с закрытыми глазами. Хаммел легко похлопал его по ноге, и блондин удивленно на него посмотрел.
– Что ты здесь делаешь? – спросил он, вытаскивая наушники из ушей.
– Могу спросить тебя о том же, – ответил Хаммел и приподнял бровь, когда Джефф чуть заметно покраснел.
– Блейн уехал. Наверное, делает с кем-нибудь какой-нибудь проект.
– Мне нужно позвонить брату, ты не против? – спросил Курт; ему казалось, что сосед все еще в плохом настроении.
– Без проблем. Все равно я ничего не слышу, – ответил Джефф, показывая на наушники.
Он поудобнее устроился на кровати, а Хаммел достал телефон и набрал номер Финна.
– Курт, – сказал Финн раньше, чем Курт успел вымолвить хоть слово. – Я пытался позвонить Рейчел, но она все еще не отвечает. Я правда не знаю, что мне делать.
– Честно говоря, я не понял, что произошло. Ты говорил что-то о Сантане?
– Да, она поругалась с Рейчел во время репетиции и рассказала ей, что произошло в прошлом году. Рейчел стала молчаливой и не сказала мне ни слова с тех пор.
– Понятно, – ответил Курт, нахмурившись. – Это... необычно для нее. В смысле то, что она молчит, – он пытался быть дипломатичным и почувствовал облегчение, когда брат усмехнулся и сказал:
– Я понимаю, о чем ты.
– Думаю, происходящее по-настоящему шокировало ее, – продолжил Курт. – Ей нужно время, чтобы все переварить. Совсем скоро она снова заговорит, а тебе остается только дождаться этого момента и послушать ее.
– Да, ты прав. Но я не могу понять, почему это так важно. То есть, в то время она встречалась с Джесси, и не то, чтобы я изменил ей.
– Может, она расстроена из-за того, что ты не сказал ей правду, – предположил Курт и услышал вздох на другом конце провода.
– Но ведь она тоже врала о Сент-Джеймсе. Да, в конце концов она рассказала мне, но я не бесился, как она.
– Финн, это Рейчел. Не жди здравого смысла, жди песню.
Хадсон засмеялся, и Курт был рад услышать его смех. Немного позже они закончили разговор, наступило время ужина, и Курт вслед за Джеффом вышел из комнаты.
По дороге в столовую он получил сообщение от Мерседес:
"Ты и представить не сможешь, что произошло сегодня в школе с Финчел"
"Вообще-то смогу, я разговаривал с Финном. Избегай их, милая, и увидимся на Отборочных"

Парень почувствовал вину за своеобразный отказ от разговора, но он не думал, что сможет общаться с девушкой в данный момент. У Мерседес была привычка вытаскивать секреты из Курта, несмотря на то, что он не хотел их выдавать. И Хаммел не хотел рисковать в это раз – не после того, что было с -Себастьяном, особенно когда у него даже не было возможности все обдумать.
К сожалению, этот шанс не представился ему до тех пор, пока он не лег в кровать. После ужина Ник и Лиам провели вечер в их комнате и смотрели фильм. "По крайней мере, это позволит Джеффу расслабиться", – решил Курт. И в то же время поцелуй со Смайтом начал казаться ему ненастоящим, будто его никогда и не было.
Но он был на самом деле – это все, о чем мог думать Хаммел, укрывшись одеялом. Казалось, у его мыслей была склонность надолго останавливаться на том, как горячие губы Себастьяна прикасались к его губам. Воспоминания будоражили его, ему хотелось большего, и Курт совсем не удивился, почувствовав возбуждение. Он не привык удовлетворять свои потребности подобного рода, но сейчас ему безумно хотелось касаться себя, и лишь тихонько похрапывающий Джефф смог остановить его.
"За тем исключением, что это не совсем правда", - подумал Курт, когда ему удалось освободить свой разум от нон-стопного проигрывания поцелуя, потому что не только присутствие блондина помешало ему. Эти чертовы сомнение и неуверенность в том, как дальше будут развиваться их отношения. Курту казалось, что он совершил ошибку, позволив случиться этому, и он не был уверен, нужно ли повторно наступать на те же грабли. Он не забыл, что Себастьян был его ментором, а он – его канарейкой, и что это может значить в рамках глупой традиции Далтона. Курт поклялся себе, что не допустит подобного – и вот сейчас он здесь, балансирует на краю.
Странно, но единственное, что умаляет его тревогу, – это сомнение в глазах Смайта. Конечно, у него не было ни малейшей идеи, что оно может значить: или он решил, что не должен связываться с таким неопытным, как Хаммел (но эта мысль настолько унизительна, что он тут же отмел ее), или он так же обеспокоен проблемой ментор/канарейка.
Так или иначе, все, что Курт мог сделать, – это дождаться того, что утром скажет Себастьян, и попытаться поспать.
Что казалось практически невозможным.


@темы: glee, it's a dalton tradition, kurtbastian, перевод

URL
Комментарии
2013-03-14 в 12:54 

brianthecat
i sure do laugh a lot for someone who’s dead on the inside.
КАК Я ЖДАЛ, КАК Я ЖДАЛ :ura: Уиии, наконец-то мальчики поцеловались :crazylove:

2013-03-14 в 16:27 

chellisa
Going somewhere without a map
brianthecat, спасибо, что дождалась вообще :D

URL
2013-03-14 в 16:29 

brianthecat
i sure do laugh a lot for someone who’s dead on the inside.
chellisa, как я могла такой шикарный фик не ждать :inlove:

2013-03-14 в 22:15 

о боже, о боже, о боже. Я не могла поверить своим глаза. ПРОДАААААААААААААААААААААААА...юпиии..огромное спасибо что продолжаете переводить))

URL
2013-03-14 в 23:27 

chellisa
Going somewhere without a map
Гость, огромное спасибо, что продолжаете читать)

URL
   

You give me fever

главная