chellisa
Going somewhere without a map
Название: All Bets Are Off
Автор: jkaso
Перевод: chellisa
Пейринг Себастьян/Хантер, Курт/Блейн, Ник/Джефф
Рейтинг: R
Статус: В процессе
Разрешение на перевод: Есть
Дисклаймер: Хотелось бы, но ни автору, ни переводчику ничего не принадлежит. Все права у Р. Мерфи и FOX
Саммари: Себастьян заключает с друзьями сделку - ему нельзя заниматься сексом в течение месяца. Он думал, что легко ее выиграет до тех пор, пока не позволил двоюродному брату Курта пожить в своем доме. Но кто же знал, что у Хаммела такой невероятно горячий, соблазнительный и несовершеннолетний родственник?



Себастьян Смайт всегда немного критично относился к внешности людей. Из-за своей работы он проводил много времени среди других моделей и привык к красивым молодым парням. Большинство из них не досаждали ему и интересовали его, только если внеплановый секс стоял на повестке дня.
Тем не менее он все еще смотрел на этого… ребенка, который подошел к двери и выглядел удивительно горячо, выставив на показ свои широкие плечи, резко очерченный подбородок, прямой нос и ленивый, томный взгляд. Всю картину завершали полные губы, на которые Смайт уже положил глаз. Как будто в этом парне было все, что любил Себастьян, собранное в теле с ярко выраженными мышцами и безукоризненной кожей.
Но Смайту даже не хотелось начинать с явного обещания о крышесносящем сексе, излучавшегося от его нового гостя.
– Ладно, это очень забавно. Сколько он тебе заплатил? – спросил Себастьян у тинейджера, скрестившего руки на груди и старающегося выглядеть менее сексуально и заинтересовано, чем он был на самом деле.
– Что? – парень приподнял бровь.
– Себастьян! – зашипел Курт и бросил извиняющийся взгляд на кузена.
– Нет, правда, сколько он заплатил? Неплохо, Хаммел, очень неплохо. Ты мог бы выиграть этот спор, если бы я не знал тебя лучше.
– Какой спор? – спросил парень, нахмурив брови. Курт посмотрел на друга в абсолютном испуге.
– Хантер, прости, не обращай на него внимания. Себастьян, да что не так с тобой? Это мой кузен, который останется у тебя на пару дней, помнишь?
– Кузен, конечно, хорошая попытка. Когда ты успел его найти?
Боже. Мой. Мы можем поговорить внутри?

* * *

Трое парней устроились в гостиной Смайта.
Курт выглядел одновременно разъяренным и смущенным, что его двоюродный брат стал свидетелем такого ужасного приема и не был впечатлен поворотом событий. Себастьян же сидел, скрестив руки и ноги, и казался весьма самодовольным, что ему удалось рассекретить коварный план Хаммела.
– Так ты считаешь, что меня наняли, чтобы ты проиграл свою часть сделки? – спросил Хантер, нарушив неловкое молчание.
– И ты говоришь, что это не так? – ответил Смайт с ухмылкой на лице.
– Хантер, мне очень жаль. Себастьян, должно быть, накурился, - извинился Курт, зная, что брат уже подумывает побеге из этого дома.
– Каким бы ни был спор, меня он не волнует и я не хочу быть причастен к нему, - начал Хантер, посмотрев на остальных серьезным взглядом. – И меня даже близко не интересуют парни.
Смайт приподнял бровь. Родственник Хаммела не может быть натуралом.
– Это тоже часть вашего сценария?
– Себастьян! Он мой кузен, который, между прочим, учится в старшей школе. Да, он натурал, и нет, я не нанимал его. К тому же я уже опаздываю, так что веселитесь вдвоем. Разберитесь во всем! – воскликнул Курт, вставая и бешено набирая пальцами чей-то номер. Себастьян и Хантер молча смотрели друг на друга, когда услышали хлопок входной двери. Смайт выглядел неубежденным, а его новый сосед – еще более недовольным. Хозяин дома окинул взглядом сумки, оставленные около дивана.
– Неважно. Бери свои чемоданы, я покажу, где ты будешь жить, - грубо приказал Себастьян и пошел по направлению к гостевой комнате, даже не убедившись, следует ли Хантер за ним. Тот, вздохнув, осознал, что проживание здесь окажется намного труднее, чем он ожидал вначале. Наверное, у Курта на самом деле нет нормальных друзей.
– Несколько правил, – сказал Себастьян, когда они вошли в гостевую. – Во-первых, в доме ничего не ломать и не портить. Во-вторых, ничего незаконного. В-третьих, никого сюда не приводи.
Хантер усмехнулся и поставил свои сумки на пол.
– На кухне есть еда, если ты голоден, – проговорил Смайт, прежде чем выйти из комнаты и оставить другого парня устраиваться на новом месте.
Как только дверь за ним закрылась, он медленно выдохнул. Принимая во внимание, что Хантер действительно был двоюродным братом Курта, он был неожиданным (но весьма приятным) отклонением от нормы в генеалогическом древе Хаммелов. Кто бы мог подумать, что этот до безумия сексуальный парень был родственником Курта? Хантер был еще ребенком, но безусловно очень горячим. Его задница была похожа на булочки, которые только что вытащили из печки, и Себастьяна не волновало, как это звучало. В 17 лет люди уже являются совершеннолетними. Нет?
Парень мысленно ударил себя по щеке, поняв, куда ведут его мысли, а ему это не нравилось. Он же Себастьян Смайт ради всего святого!
Да, у него появилось ощущение, что его гость не поможет ему выиграть спор.

* * *

После того, как Хантер устроился в комнате, он принялся размышлять о том, каким человеком был Себастьян.
Он уже слышал от кузена, что Смайт работал моделью и был довольно узнаваемым. Хантер просто не интересовался модой и поэтому никогда не видел его. Но, в принципе, можно было догадаться. У Себастьяна фигура модели и подиумная походка.
Курт также сказал, что Смайт не позволит никому оскорбительно с собой обращаться, и такое отношение у него было с рождения. Но все-таки он стал более терпимым с тех пор, как началась его карьера. Он не был дивой и был на удивление приземленным. И в то время, когда он не был засранцем, он производил именно такое впечатление.
Что бы это не значило.
После их встречи Хантер понял, что Смайт – это не тот человек, которого хотелось бы узнать лучше. Что-то в нем раздражало парня. Общение с Себастьяном включало в себя перспективу вляпаться в неприятности, а Хантеру этого хотелось меньше всего.
Когда наступило время обеда, парень вошел в кухню и попытался ознакомиться с содержимым холодильника и каждого шкафчика. Мысленно он проклинал себя, осознав, что его кулинарные навыки сводятся к разогреванию еды в микроволновке. Он хотел есть. Прямо сейчас.
– Проголодался?
Хантер удивленно повернулся на голос. Он был так поглощен поиском чего-нибудь годного к немедленному потреблению, что не услышал приближение Себастьяна.
– Да, наверное, – ответил парень с надеждой.
– Тогда пошли в ресторан, - произнес Смайт, беря ключи со стола. Хантер был в небольшом замешательстве, и Себастьян закатил глаза. – Прости, ты не знаешь, что такое ресторан или…
– Конечно, знаю, – сердито ответил парень и направился в свою комнату.
– Куда ты собрался?
– За кошельком.
– Не стоит. Я голоден, так что дуй на выход, – протянул Себастьян, лениво идя к входной двери. Хантер последовал за ним, чувствуя, что вся эта ситуация не приведет ни к чему хорошему.
– Куда мы идем?
– Я настроен на что-нибудь французское.
– Ты серьезно? – с усмешкой спросил Хантер. Он никогда не ел настоящую французскую еду, но всегда знал, что обед из 8 различных блюд* – это чересчур помпезно для него. Себастьян пропустил вопрос мимо ушей и продолжил идти к машине.
– Это твоя? – воскликнул Хантер, когда увидел припаркованный в гараже серебристый Mercedes-Benz SLK AMG.
– Нет, мне просто нравится хранить чужие тачки в своем гараже.
Парень бросил на хозяина машины едкий взгляд, не оценив сарказм, но тут же вернулся обратно к великолепному произведению автомобильного искусства. Как и все подростки его возраста, он обожал подобные вещи, и то, что он видел подобную машину мечты, кружило ему голову. Конечно, Себастьян был засранцем, но у него определенно был хороший вкус в автомобилях. По видимости, Курт не врал и о состоянии Смайта.
Во время поездки Себастьян усмехался над тем, как Хантер очень тщательно пытался скрывать восторг от машины (что, впрочем, не слишком получалось). Это было по-странному мило, и Смайт еле сдержался, чтобы не подшутить над пассажиром.
В ресторане Хантер узнал, что Себастьян свободно говорит по-французски.
Естественно.
– Так значит ты учишься в старшей школе, – начал разговор Смайт, когда они закончили делать заказ. Хантер заметил, что многие посетители заведения узнали модель и тихонько перешептывались. Он мог поклясться, что те две женщины в нескольких столиках от них даже фотографировали.
– Ага.
– Есть девушка?
– Нет.
– Парень?
– Я говорил, что я натурал.
– Нет, ты сказал, что не заинтересован в мужчинах.
– Это то же самое.
– Ты не до конца разобрался в английском языке**.
– Я натурал, – повторил Хантер, потерев рукой лоб. Он чувствовал, что головная боль скоро начнет атаку.
– Конечно.
Парень не оценил ухмылку на лице собеседника. Обед требовал больше терпения, чем он обладал.
К 5 блюду Хантер уже не мог смотреть на французскую кухню. Он привык к хорошим стейкам или бургерам в кафе в своем городе, где не нужно было есть маленькими кусочками непонятную пищу, которую тебе приносили с большими перерывами.
– Разве модели не должны следить за тем, что едят? – спросил Хантер, заметив, что Себастьян не оставляет ничего на своих тарелках.
– Быстрый обмен веществ.
Когда они закончили обедать, Себастьян заплатил по счету (не забыв оставить щедрые чаевые), и парни вновь направились к машине.
– Насчет вашего спора, сколько тебе еще осталось держаться? – задал вопрос Хантер, ощутив желание разрушить молчание.
– Две, три недели.
– И на сколько вы поспорили?
– Тысяча.
– Вау.
– Именно, и я чуть не проспорил из-за тебя, – игриво протянул Себастьян, наслаждаясь появившимся на лице парня выражением дискомфорта. Хантер выглядел одновременно испуганно и раздраженно. – Не волнуйся, – продолжил Смайт, сдерживая смех, – Мне не нравятся маленькие мальчики.
– Мне 17, – возмущенно проговорил Хантер, но тут же побледнел, когда понял, что сказал. – Не то чтобы мне хотелось… Черт, забудь.
Себастьян тихонько засмеялся над смутившимся подростком, который смотрел прямо перед собой с обидой в глазах.
– Если ты хочешь, чтобы к тебе относились как к взрослому, я могу это устроить, – вкрадчиво произнес Смайт, стараясь придать своему голосу чувственные нотки, чтобы Хантеру стало еще более неловко. И в этот момент он заметил, как сильно похожи его новый гость и Курт.
– Не заинтересован, – чуть слышно проворчал Хантер.
– Ты уверен? Я мог бы научить тебя основам, когда мы приедем домой.
– У тебя ничтожный авторитет.
Себастьян засмеялся, ему уже нравился этот парень. Он привык, что все вокруг ползают перед ним на четвереньках, готовые взять то, что смогут. Поэтому ради передышки было интересно говорить с теми, кто шутил в ответ. Курт и Ник тоже были в этом листе.
– Хах, большое спасибо, – проворковал Смайт, останавливаясь около дома. Хантер усмехнулся и выскользнул из машины. Они вошли в здание: Себастьян улыбался, но его гость выглядел менее счастливым.
– Хочешь выпить? – предложил Смайт, направляясь к бару. И тут он осознал, что недавняя вечеринка практически уничтожила весь запас алкоголя.
– Мне 17, – ответил Хантер, запуская свои руки в карманы. Несмотря на то, что его манера поведения характеризовала его как плохого парня, он всегда старался держаться подальше от выпивки.
– И это значит…
– Ты подаешь очень плохой пример.
– Я пошутил. Не думаю, что Хаммел оценит, если я дам его маленькому кузену напиться, – произнес Себастьян и закрыл бар, поняв, что напиток, который он искал, закончился. – Выпивающие дети – это очень плохо, – добавил он с псевдосерьезным выражением лица.
– Запомню это, – ответил Хантер, закатив глаза. Смайт лишь снова усмехнулся.
– Так как ты оказался в Нью-Йорке?
– Каникулы.
– И ты просто так решил приехать?
– Наверное.
– Ты тоже обожаешь мюзиклы, как Хаммел?
– Нет.
– Походы по магазинам? Мода?
– Нет, а что?
– Тогда мне сложно представить, что здесь интересного для такого подростка, как ты, – задумался Себастьян, оперевшись на дверь бара.
– Я думаю, что смогу чем-нибудь себя занять.
– Ты же помнишь правила номер 3: никого сюда не приводить. Особенно девушек. Мне не нравится слушать, как веселятся гетеросексуальные парочки. Хотя мне любопытно, что натуралы находят в женщинах. Серьезно, что?
Хантер бросил на старшего парня прожигающий взгляд, прежде чем провести рукой по волосам.
– Я не… неважно.
Смайт моргнул пару раз и принялся смотреть на парня, разинув рот. Он уже видел это раньше. У Курта Хаммела. Когда спросил, спал ли он уже с Блейном. Это будет очень весело.
– Вау, ты и правда кузен Курта.
– Что?
– Все эти проблемы с девственностью проходят через всю вашу родословную или что?
– Я не девственник, – принялся защищаться Хантер, но его поведение только подтвердило подозрения Смайта.
– Ага, а мне нравится женская грудь. Ты хранишь себя для кого-то особенного? Как мило, – безжалостно дразнил Себастьян. Парень смотрел на него, поджав губы, и на удивление ничего не говорил в ответ. Затем Хантер начал пристально рассматривать свои ноги, и это, по каким-то странным причинам, заставило Смайта чувствовать эмоцию, о которой он едва слышал.
Он почувствовал стыд.
– Эй, я просто шучу, – продолжил Себастьян, вздохнув. – Твое поведение достойно восхищения, даже если я не такой уж и поклонник подобного стиля жизни.
–… Какая разница.
– Я буду неподалеку, если понадоблюсь тебе, – произнес Смайт и прошел мимо подростка. Он ощутил неловкость – еще одно чувство, которое он не слишком-то и любил.

* * *

Примерно час спустя Себастьян нашел другую причину дискомфорта, хотя ситуация отличалась от разговора о девственности.
Хантер разгуливал по дому в спортивных штанах и простой черной майке, но Смайта очень отвлекал его внешний вид. Он видел многих мужчин, одетых подобным образом, и не придавал этому большого значения, но этот мальчик... Господи, как играли мышцы на его широких плечах и рельефных бицепсах каждый раз, как он поднимал руку, чтобы почесать голову! Это было невыносимо, и Себастьян одновременно ценил ситуацию и возмущался из-за нее.
Почему? Предполагалось, что Хантер будет просто ребенком, а не ходячим материалом для диких влажных снов. Но Себастьян не мог заставить себя пасть так низко, даже несмотря на свое временное воздержание.
– Тебе правда 17? – раздраженно спросил он, сидя на диване, и положил телефон рядом с собой.
– Эм… да? – ответил Хантер, озадаченно нахмурив брови.
– Ты уверен?
– Да, я уверен. Что не так?
– Ты не выглядишь на свой возраст.
Хантер слышал это так много раз, что уже сбился со счета. Не его вина, что он возмужал значительно раньше своих друзей. Его тело сложилось уже в средней школе. Он был более мускулистым, чем его одноклассники. Хантер не был уверен, что послужило истоком: военные тренировки или генетическая предрасположенность. Его отец всегда был крепким мужчиной и почти таким же высоким, как он.
– Так и есть, – ответил Хантер, стараясь держать себя в руках. Он не знал, было ли это подлинное любопытство или Себастьяну просто стало скучно.
– Ты когда-нибудь думал о модельной карьере? – спросил Смайт, чем удивил парня.
– Что?
– Это твоя фишка, заставлять меня повторять дважды? Я задал вопрос: думал ли ты когда-нибудь о модельной карьере?
– Нет, почему ты спрашиваешь?
– У тебя хорошая фигура, – ответил Себастьян, рассматривая каждый сантиметр тела подростка. Ненужно и говорить, что Хантер чувствовал себя крайне неуютно.
– Перестань пялиться на меня.
– Слишком застенчивый? Не льсти себе, это все строго профессионально, – протянул Смайт, наслаждаясь, как Хантер начал неловко покачиваться из стороны в сторону под его внимательным взглядом. Он на самом деле не врал, когда говорил о профессиональности. У него была привычка изучать лица и тела других людей, особенно потенциальных моделей, и представлять их на подиуме. Что касается кузена Хаммела, то он мог бы сняться в рекламе мужского парфюма. Или нижнего белья от Calvin Klein. Второе более предпочтительно.
Хантер бросил на хозяина дома едкий взгляд и снова обратил все свое внимание к телефону, который держал в руке, притворяясь, что не замечает пристальных взглядов.
– Ты должен пойти со мной в агентство на следующей неделе.
– И зачем мне нужно туда идти?
– Чтобы покататься на американских горках. Что за глупые вопросы.
Хантер заметил, что Себастьян был тем еще саркастичным придурком.
– Меня не интересует модельная карьера.
– Слушай, у тебя нет вариантов получше. Мне нужно заехать в агентство и присматривать за тобой. Перестань жаловаться и поехали. И какой натурал упустит возможность встретить моделей?
Хантер уклончиво пробормотал что-то в ответ, его взгляд все еще был прикован к экрану мобильника.
– Я не расскажу Курту, даже если ты будешь плохо себя вести, - добавил Смайт.
– Какое облегчение, – иронично ответил парень, размышляя, сколько вреда нанесут разговоры с Себастьяном его мозгу за время его визита.


* обычный французский обед состоит минимум из 6 блюд.
** straight – определенно натурал, bi-curios – натурал, но заинтересован в людях противоположного пола, bisexual – заинтересован в людях обоего пола.



@темы: перевод, huntbastian, glee, all bets are off