Going somewhere without a map
Название: It's a Dalton tradition
Автор: melblue
Перевод: chellisa
Бета: Лана Светлая
Пейринг Курт/Себастьян, Блейн/Джефф
Рейтинг: NC-17
Статус: В процессе
Разрешение на перевод: Есть
Дисклаймер: Хотелось бы, но ни автору, ни переводчику ничего не принадлежит. Все права у Р. Мерфи и FOX
Саммари: В Далтоне существует традиция, к которой Курт совершенно не готов.



Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13

Курту казалось, что все его внутренности крутило из-за нервов, когда он заходил на следующее утро в автобус, чтобы отправиться на Отборочные. Он прошел вслед за Блейном и Джеффом вдоль по коридору между сиденьями и занял место около окна рядом с ними. Он был так погружен в свои переживания, что не заметил, что парни были намного тише по сравнению со своим обычным состоянием.
На самом деле ему и не хотелось думать о чужих проблемах, поэтому он расслабился, когда рядом с ним уселся Ник, и попытался улыбнуться, когда тот похлопал его по плечу.
– Выглядишь так, будто тебя сейчас стошнит, – подшутил Ник. В следующий момент он стал немного взволнованным. – Ты же не собираешься это сделать, да? – встревожено спросил он, и Курт засмеялся.
– Нет, – тихо ответил он. – Я бы лучше выбрал момент, когда мы будем выходить на сцену, потому что тогда я буду чувствовать себя в разы хуже.
– Тогда все в порядке, – сказал Ник, улыбаясь. – Хореограф поставил меня далеко от тебя, так что меня это не коснется.
Курт снова засмеялся и замолчал. Казалось, его сосед понял, что он не в настроении говорить, и Хаммел был за это благодарен. Он услышал знакомый голос и смех и увидел Себастьяна, собирающегося сесть рядом с Дэвидом. На мгновение их взгляды встретились, и у Курта перехватило дыхание от воспоминания, как Смайт прошлой ночью проводил его до комнаты, а затем прижал к двери и поцеловал. Он почувствовал, что покраснел, и, когда Себастьян подмигнул и прикоснулся рукой к своему идеально завязанному галстуку, румянец стал еще сильнее, поэтому Курт повернул голову и принялся смотреть в окно.
Автобус ехал к месту проведения Отборочных около часа, и все это время Хаммел был погружен в мысли о Новых Направлениях. Их поездки на соревнования сопровождались либо полным хаосом, либо угнетающим молчанием, в зависимости от событий, случившихся накануне, и Курт размышлял, какое настроение у них сейчас.
Обстановка у Ворблеров абсолютно отличалась от того, к чему он привык. Здесь было не тихо, но также не было никакой драмы, просто много веселых разговоров и подшучиваний, некоторые парни негромко репетировали. Было спокойно, но Курт не был уверен, что может привыкнуть к такому уровню цивилизованного поведения.
Также он чувствовал тревогу перед выступлением. Он нервничал по этому поводу и прежде, но не так сильно. Хаммел подозревал, что добрая доля переживаний была из-за встречи с друзьями из МакКинли. И первым человеком, на которого он наткнулся после приезда, оказалась Рейчел Берри, спорящая с барменом за стойкой.
Хаммел сделал глубокий вдох и поприветствовал ее. Волна облечения нахлынула на него, когда девушка повернулась и, увидев его, широко улыбнулась.
– Курт! – воскликнула она, обняв его. – Я так рада увидеть тебя. Как ты? Выглядишь немного бледным, в Далтоне все в порядке? Потому что если нет-
– Все хорошо, Рейчел, – прервал ее Курт, его беспокойство практически ушло из-за заботы подруги. – В Далтоне все в порядке.
– Отлично, – сказала Берри, усаживаясь на высокий табурет. – Мерседес рассказала нам, что ты присоединился к Ворблерам. Курт, несмотря на то, что они наши соперники, я должна сказать, что рада за тебя.
Хаммел немного рассердился из-за строгого тона Рейчел, но ее глаза излучали искренность, и он даже не заметил, как признался о своих чувствах относительно предательства Новых Направлений.
Девушка покачала головой.
– Нет, Курт, – сказала она решительно. – Тебе нужно быть в безопасности. И мы это понимаем. Мы знаем, как высоко ты ценишь выступления и наслаждаешься ими. И нам бы не хотелось, чтобы ты сдерживался, когда у тебя есть возможность заниматься тем, что тебе нравится. Даже если этот хор слабее нашего.
– Эм… спасибо, Рейчел, – ответил Хаммел, немного прищурившись, но прежде чем он успел продолжить, Берри глубоко вздохнула.
– Но все стало рушиться после того, как ты ушел, – тихо сказала она, наклонившись ближе к парню. – Мистер Шустер отдал дуэт Квинн и Сэму. Между ними нет химии, чтобы петь дуэт, несмотря на то, что они встречаются. И он сказал Сантане петь моё соло. Мы обречены, Курт, и хотя мне не стоит это говорить тебе, но вероятно мы не сможем выиграть в этот раз. Методы мистера Шу всегда можно было поставить под вопрос, но сейчас он сошел с ума. И еще Финн.
Когда Рейчел закончила говорить, она практически шипела прямо в лицо Курту, и он осторожно от нее отодвинулся.– Он переспал с Сантаной, – продолжила она. – А потом соврал мне об этом.
Сердце Курта дрогнуло из-за печали в глазах девушки, потому что внезапно она перестала быть просто Рейчел Берри, надоедливой, эгоцентричной дивой с неожиданными порывами душевной доброты, она была молодой девушкой, которая испытывала боль. И также она была его другом. Он спустился с табурета и заключил ее в свои объятия. Рейчел положила голову ему на плечо.
– Я знаю, – сказал он. – Финн позвонил мне после того, как ты узнала. Мне кажется, он должен был сказать тебе раньше, но вы же даже не были вместе, когда это произошло. Ты встречалась с Джесси, почему бы вам просто не поговорить? Не верю, что произношу это, но вы правда подходите друг другу.
Рейчел отклонилась, ее глаза блестели из-за слез.
– Я устала быть той, кому причиняют боль, Курт, – сказала она. – Хотя бы один раз я хочу ее причинить.
Хаммел насторожился, но даже не успел подумать, что ответить, потому что услышал Блейна, зовущего его по имени.
– Простите, что прерываю, – продолжил брюнет, сконфуженно улыбаясь девушке, – но мы выступаем после перерыва, нам нужно идти за кулисы.
Курт кивнул, ободряюще сжал руку Рейчел и последовал за Блейном. Он все еще волновался за подругу, но забыл об этом на время ожидания, когда их объявят. К нему подскочил Джефф и похлопал по плечу.
– У тебя все получится, – прошептал он. – Но если забудешь движения, прячься за меня, я тебя прикрою.
Хаммел с благодарностью улыбнулся, а затем кулисы распахнулись. Внутри все подпрыгнуло, когда парень заметил друзей, сидящих в зале и смотрящих на него. На мгновение он застыл, но встретился взглядом с Рейчел, лицо которой расплылось в улыбке. Все волнение ушло, и в первый раз с тех пор, как он присоединился к Ворблерам, Курт почувствовал себя на своем месте и наслаждался этим.
Ощущение эйфории не покидало его, когда хор закончил выступление и все начали смеяться и обниматься. Во время короткого перерыва Хаммел надеялся, что настроение Новых Направлений выше, чем обычно перед выходом на сцену. Курту казалось, что он зря волновался. У Ворблеров, может, и не была такая сумасшедшая индивидуальность по сравнению с его прежним хором, но среди них он ощущал себя частью сплоченной команды и вовлеченность, которую не испытывал довольно долгое время.
Было странно наблюдать за выступлением друзей и не быть рядом с ними, также как и видеть Рейчел и Финна, стоящих позади. Курта не покидало ощущение, что Квинн и Сэм не были лучшим выбором для дуэта. Хотя они мило выглядели вместе, голос блондинки был сладким, но недостаточно сильным. И ему было обидно за Мерседес, которая снова оказалась не при делах. Сантана же была открытием, она смогла бы вести Новые Направления за собой. И это не считая захватывающего танца Бриттани и Майка. Курт не знал, что чувствовать. Он безумно любил их всех, но также сильно хотел выиграть.
Блейн, сидящий рядом с ним, казалось, заметил внутренний конфликт парня, потому что когда выступление закончилось, он наклонился ближе к Хаммелу и улыбнулся.
– Они были хороши, – тихо сказал он. – Мы почти на равных, и кто бы ни выиграл, заслуживает этого.
Курт кивнул, а затем ощутил руку у себя на плече. Он вспомнил, что сзади сидели Дэвид и Себастьян.
– Очень справедливо, Андерсон, – ровным голосом произнес Смайт. – Ты предмет гордости Ворблеров.
Хаммел взглянул на друга и увидел слабый румянец на его лице, сжатые губы и то, как он пытался держать себя в руках. Но уже в следующее мгновение Блейн повернулся к Себастьяну.
– Спасибо за комплимент, Смайт, – сказал он нейтрально, Себастьян приподнял бровь и выглядел довольным.
– Вот и хорошо, – сказал Дэвид. – Почему бы нам не пойти за кулисы и не подождать решение судей, а Курт сможет пообщаться с друзьями.
Большое количество людей выходило из зала, но Хаммелу удалось схватить Себастьяна за рукав, когда он шел между рядами.
– Почему тебе нужно быть таким грубым с Блейном? – спросил он шипящим шепотом, и Смайт засмеялся.
– Я не был грубым, милый, – ответил он. – Ты же слышал его. Он поблагодарил меня за комплимент.
– Только потому, что он куда вежливее тебя, – съязвил Хаммел, и ментор снова засмеялся.
Они зашли в комнату за сценой, когда Себастьян схватил руку Курта и потащил его за занавеску, в небольшое, отгороженное декорациями помещение. Хаммел озадаченно посмотрел на наставника, но в тусклом свете рассмотреть его выражение лица было сложно.
– Не притворяйся, что хочешь, чтобы я был вежливым с тобой, милый, – сказал Смайт низким голосом, и в следующее мгновение его губы впились в губы Курта.
Поначалу Хаммел заволновался из-за внезапности и того, как близко стояли другие Ворблеры, но, когда Себастьян раскрыл рот и коснулся языком его языка, внутри него разгорелся пожар.
Он жадно прижался к Смайту, а услышав сдавленный стон наставника, прижался еще ближе. Курт легко мог стать зависимым от вещей, которые творил рот ментора, и не смог сдержать разочарованный вздох, когда Себастьян разорвал поцелуй.
– Я скучал по тебе этим утром, – прошептал Смайт ему на ухо, его голос заставил бабочек в животе Хаммела взлететь. Он чувствовал нарастающее возбуждение, но не отходил от наставника.
– Тебе просто не хотелось завязывать галстук самому, – удалось произнести ему, и он улыбнулся, услышав смешок, исходящий от Себастьяна.
– Может, я скучал по завязыванию твоего, – ответил ментор, их губы снова встретились, и Курт потерялся в ощущениях.
Он даже не заметил, как рука Смайта скользила по его бедру и забиралась под блейзер. Когда ладонь Себастьяна ласкала его задницу, он простонал в рот Смайту. Он не чувствовал беспокойства, потому что ему очень даже хотелось, чтобы чужая рука не останавливалась.
Осознание того, что он нуждался в большем, заставило Курта на секунду остановиться. Очевидно, Себастьян это понял и отпрянул.
– Ты в порядке? – спросил он. Хаммел смотрел на него, мысленно благодаря слабый свет, при котором не видно его румянец.
– Да, – наконец выдохнул он. – Просто… поцелуй меня снова.
И Себастьян не колебался. Он притянул Курта ближе, вцепившись в него губами, следя за каждым движением парня. Руки Хаммела гладили широкие плечи Смайта, пальцы прогладывали дорожки по ключице и по гладкой коже на шее. Ментор прижался еще сильнее, держась за ягодицы своего подопечного. Когда нога Себастьяна оказалась между ног Курта, Хаммел, не задумываясь, толкнулся вперед, осознавая, что Смайт мог почувствовать его вставший член.
Когда ладони наставника сжались на упругой заднице Курта, прозвенел звонок, приглашавший их на сцену. Оба парня разочарованно простонали, и этот звук вытащил Хаммела из тумана желания. Он сделал шаг назад, выбираясь из объятий Себастьяна, и тот немедленно отпустил его, вздохнув.
– Я пойду первым, ты за мной, – прошептал Смайт, оставил легкий поцелуй на его губах и ушел. Курт остался за шторой, тяжело дыша, и пытался понять, что конкретно с ним произошло.
Он испытывал романтические позывы, даже некоторую степень желания, но ничего подобного прежде не было. Курт пытался успокоить эрекцию, чуть шипя от ощущений, и велел себе прийти в себя. Но он мог думать только о том, как сильно желал, чтобы их не прерывали, чтобы Себастьян трогал его там, что он немного отстал, но, может быть, сейчас самое время для него узнать больше о сексе.
Мысль отрезвила его, потому что есть огромная разница между «узнать об этом» и «заниматься этим», а он подошел слишком близко ко второму варианту, да еще и в месте, кишащем людьми. Наконец он решил выбраться из укрытия и молча занял место рядом с Блейном. Курт помахал Мерседес, а следующие моменты он пробыл в каком-то тумане до тех пор, пока не понял, что между Ворблерами и Новыми Направлениями была ничья.
Хаммел почувствовал маленькую долю разочарования, но в то же время был рад, что никто не проиграл. Казалось, его бывший хор тоже был счастлив результатам, потому что через пару минут они окружили его. Все говорили одновременно, и Курт смеялся, его сердце переполняла теплота при виде друзей. И хотя они не всегда ладили, между ними была особая связь, которая, к счастью, никуда не делась. Он вздрогнул, когда Пак дружелюбно, но больно похлопал его по плечу.
– Парень, должен сказать, что ты и гейские Гарглеры* звучали неплохо.
– Они Ворблеры, Пак, – сказал Курт, поправляя рукав. – И они не все геи.
– Я думал, это школа для геев.
– Очевидно, что это не так, Пак, – вмешалась в разговор Сантана. – Потому что Курт все еще выглядит девственником.
Рейчел закатила глаза, Курт почувствовал, как к лицу подходит жар, и посмотрел, стоят ли Ворблеры, а в частности Себастьян, неподалеку. К счастью, никого не было заметно, и он уже повернулся к Сантане, чтобы отчитать ее, но девушка наклонилась ближе и чмокнула его в щеку.
– Подумай, прежде чем ругаться, – сказала она, усмехнувшись, что напомнило Хаммелу о Смайте. – Потому что на самом деле это был комплимент. Ну серьезно, если бы это была школа для геев, такой симпатичный приз, как ты, уже красовался бы на чьей-нибудь полке.
Курт широко распахнул глаза, на мгновение ему показалось, что каким-то образом Сантана узнала о традиции Далтона, но когда она посмотрела на него с любопытством, он приказал себе успокоиться.
– Я шокирован тем, что ты знаешь, что такое комплимент, – выдавил из себя Курт, и Лопез снова усмехнулась.
– Нам обязательно говорить о моем брате как о призе? – сказал Финн обиженным голосом.
– Нет, не обязательно, – решительно ответил Хаммел. – К тому же я хотел сказать, как великолепно вы выступили и что я по вам скучал.
– Мы тоже по тебе скучали, – произнесла Мерседес. – Без тебя все не как прежде.
– Это точно, – согласилась Квинн, беря его руку в свои, и Курт неуверенно улыбнулся.
– Мне жаль это прерывать, – послышался голос Себастьяна. – Автобус ждет, и нам надо ехать.
Хаммел кивнул и отступил, нужно было увести Смайта от Финна прежде, чем он поймет, кто это. Но было слишком поздно, потому что Мерседес улыбалась до ушей и протягивала свою руку.
– Привет, Себастьян. Не знаю, помнишь ли ты, что мы встречались, но я…
– Мерседес, да, – ответил ментор, пожимая ладонь. – Конечно, я бы не забыл тебя.
Улыбка девушки стала еще шире, и Курт еле сдерживался, чтобы не закатить глаза, потому что она была полностью очарована Смайтом, что значит, она будет бесполезна, если Хаммел захочет с ней поговорить о нем.
– Да, нам нужно… – начал он, но Финн прервал его.
– О, ты Себастьян. Ментор Курта. Я Финн, его брат.
Смайт с любопытством посмотрел на него.
– Так это у тебя чутье на подходящее время для звонков, – сказал он, Курту удалось не показывать ужас на лице, но он медленно наступил пяткой на ногу наставника. Себастьян даже не вздрогнул.
– Да, наверное, – озадаченно ответил Финн. – Я хотел поблагодарить тебя за помощь брату в Далтоне.
– Это приносит мне радость, – сказал Смайт, очаровательно улыбнувшись. – В конце концов мы, гейские Гарглеры, должны держаться вместе.
– Я знал! – триумфально воскликнул Пак, и Хаммел сдался. Он попрощался и ушел, оставив Себастьяна, который тихонько посмеивался, следовать за собой.
Курт даже не посмотрел на ментора, пока они не дошли до автобуса, а затем он бросил на него свой самый едкий взгляд. Себастьян открыл рот, но Хаммел поднял палец вверх, останавливая его.
– Нет. Если ты еще хоть что-нибудь скажешь сейчас, клянусь богом, я насыплю стиральный порошок в твой кофе в понедельник утром. Возможно, я так и сделаю, потому что, очевидно, тебе это принесет только пользу.
Смайт посмотрел на него фальшиво раскаянным взглядом. Курт вздохнул и, не обращая на него внимания, залез в автобус и сел рядом с Ником.
Дорога обратно казалась намного быстрее, скорее всего из-за того, решил Курт, что все были в восторге от победы. Вокруг слышались пение и смех, но он все же выкрал момент, чтобы подумать о том, что случилось за занавеской. Хаммел все еще был ошеломлен ответом своего тела на Себастьяна, и он не знал, как это оценивать. Он помнил то, что говорил ему Ник той ночью, когда у них был неловкий разговор о сексе. И тогда Смайт казался недостаточно романтичным для него. Все поменялось. В Себастьяне было что-то большее, отличное от первоначальных представлений Курта, даже несмотря на его надоедливость. И в самом Хаммеле просыпалось желание испытать всю палитру чувств, касающихся половых отношений.
Конечно, он собирался узнать, что именно эта палитра в себя включала. Хотя он не был абсолютно невежественным в этом вопросе, его интересовало, как все происходит и что при этом ощущаешь. Он размышлял, как это реализовать, когда автобус въехал на парковку Далтона.
Академия уже слышала, что Ворблеры направлялись на Региональные, потому что, когда они вернулись, празднование было в самом разгаре. Им устроили почетный эскорт до комнат старшекурсников, и Курт не мог поверить своим глазам. Он подумал о Новых Направлениях, которые вернуться в школу в понедельник со своим трофеем, а ученики даже не заметят их, только если на ум кому-нибудь не придет облить их слашем. Внутри него все сжалось.
Но это не означало, что когда вечеринка началась, он не наслаждался ей. Обычно Ворблеры и другие студенты Далтона казались ему невозмутимыми, но сейчас Курт увидел, как они немного расслабились… ну, на самом деле полностью расслабились. И это было очень забавное зрелище.
Громкая музыка, танцы и пение. Хаммел был уверен, что кто-то добавил алкоголь в пунш. Он провел большее количество времени с Ником, Лиамом, Блейном, Джеффом и случайными взглядами Себастьяна через полную людьми комнату. Курт пил больше пунша, и эти взгляды стали оказывать на него сильное влияние, но в то же время он был рад, что они находятся далеко друг от друга, потому что ему не хотелось находиться рядом с Себастьяном до тех пор, пока он не разложит мысли по полочкам.
В конце концов, вечеринка начала постепенно сходить на нет. Курт переключился с пунша на содовую, но все еще чувствовал себя немного нетрезво, когда танцевал с другими студентами у огня. Кто-то выключил главный свет, из освещения осталось пламя камина и пара ламп с тусклым светом. Хаммел прикрыл глаза и позволил телу двигаться в такт музыке.
Вдруг он ощутил на своем бедре руку и услышал теплое дыхание. Но распахнул глаза он только тогда, когда услышал низкий голос Брэда.
– Это ли не маленький милый мальчик Себастьяна, – сказал он, и Курт нахмурился.
– Не такой уж и маленький, – возмущенно ответил он. – Я практически такого же роста, как и ты.
Губы Брэда расплылись в улыбке, которая, наверное, должна была его очаровать, и парень шагнул ближе.
– Неправда, – сказал он, и Курт почувствовал запах алкоголя, хотя нечеткое произношение слов не выдавало его. – У меня есть плигл… пригло… я хотел пригласить тебя на небольшое собрание в моей комнате завтра ночью, – продолжил он, наступая, в то время как Хаммел шагал назад, а затем и другая рука оказалась на бедре Курта, припирая его к стенке.
Хаммел знал, что воскресные порно вечеринки Брэда тоже стали своеобразной традицией Далтона, поэтому покачал головой.
– Думаю, что откажусь.
– Ну же, давай, будет весело. Мы правда хотим видеть тебя там.
Тон Брэда намекал на нечто неприличное, и Курт вздрогнул. Он чувствовал себя будто в западне, и хотя ничего бы не случилось из-за большого количества людей в комнате, ему было некомфортно из-за того, как Брэд смотрел на него и как его руки стали гулять по телу. Курт сделал глубокий вдох и, не обращая внимания на частое сердцебиение, схватил парня за запястья, отталкивая при этом.
– Спасибо, но нет, – решительно сказал он. – Я не заинтересован.
– Себастьяна там не будет, – прошептал Брэд, вновь подступая ближе. – Я хочу узнать тебя поближе.
– Это очень трогательно, но еще раз нет, – ответил Курт, шагнув вперед. Используя инертную силу, он заставил Брэда немного отпрянуть, а затем боком отошел от стены.
Рука парня оказалась на локте Хаммела, и он устало закатил глаза, но когда Курт повернулся, чтобы освободиться, Брэд смотрел не на него. Его взгляд был обращен к Себастьяну, который стоял рядом с ними.
– Мне кажется, ты забыл правила, Брэд, – сказал Смайт тихо и решительно. – Я понимаю, что ты немного пьян, но я бы возненавидел твою очевидную амнезию, которая может разрушить нашу дружбу. Почему бы тебе не сходить и не засунуть голову под холодную воду, чтобы протрезветь, прежде чем это сделаю я?
Брэд странно усмехнулся, но поднял руки в знак мира и ушел. Курт почувствовал облегчение наравне с возмущением за весь произошедший инцидент, и когда Смайт повернулся к нему с самодовольной усмешкой на лице, возмущение выросло.
– Мне не нужно, чтобы ты за меня заступался, – яростно прошептал он. – Я могу сам о себе позаботиться.
Смайт иронично поднял бровь.
– Тогда зачем ты стал моей канарейкой? Я твой ментор, милый, и я напоминаю, если ты забыл, что это своего рода моя работа защищать тебя от нежеланного внимания, – затем Себастьян подошел слишком близко и прошептал Курту на ушко. – К тому это безумно мне нравится.
Хаммел промолчал… и покраснел. Себастьян выглядел довольным результатом.
– Я поговорю завтра с Брэдом, – продолжил он. – То, что случилось сегодня, больше не повторится.
Убедительный тон Смайта делал забавные вещи с бабочками внутри Хаммела.
– Я устал, – быстро произнес он. Его слова были внезапными, потому что на мгновение Себастьян казался изумленным. – Уже поздно.
– Я провожу тебя до комнаты, – мягко сказал Смайт, и Курт бросил на него резкий взгляд.
– Ты думаешь, мне нужен эскорт?
Себастьян улыбнулся и покачал головой.
– Если и так, то это точно буду не я, – сказал он. Хаммел был рад, что они вышли в пустой холл, потому что его лицо вновь стало краснеть.
Никто из них не начинал разговор, пока они не дошли до дверей Курта. Тогда Себастьян взял его руку в свои, при этом сердце Хаммела пропустило удар.
– Я подумал, что мы могли бы съездить завтра в Коламбус, если ты хочешь. Пообедать. А в кофейне играет хорошая группа. Что ты думаешь?
Во взгляде Смайта виднелся теплый свет, и Курт тяжело сглотнул.
– Было бы здорово, – произнес он, затаив дыхание.
– Встретимся на парковке в полдень?
Курт кивнул, Себастьян наклонился ближе и ласково прикоснулся своими губами к губам Хаммела. Поцелуй был сладким и нежным, то, чего Курт не ожидал. Он почувствовал резкий привкус пунша и алкоголя, но Смайт был совсем не пьян по сравнению с Брэдом. В следующее мгновение Себастьян отклонился и улыбнулся.
– Увидимся завтра, Курт. Сладких снов.
Хаммел смог лишь кивнуть, и Смайт ушел. Курт вошел в свою комнату с бешено стучащим сердцем, на этот раз абсолютно уверенный в том, что он пойдет на свидание.
Он готовился ко сну в легком оцепенении, раздумывая, сможет ли он заснуть, но события долгого дня сказались на нем, и он погрузился в грезы.


Курт проснулся поздно, но у него было время обдумать сегодняшний наряд, чем он и занялся, пока Джефф был в ванной комнате. По крайне мере это было хорошим отвлечением от мыслей о Себастьяне.
Когда блондин вошел в комнату, Хаммел мог сказать, что тот тоже потрудился над своим внешним видом, и впечатлено улыбнулся.
– Ты выглядишь отлично, – сказал он, и затем, не подумав, продолжил. – Идете куда-то с Блейном?
Он не видел лица Джеффа, но по спине можно было сказать, что сосед напрягся. Курт был уверен, что сказал что-то не то. К сожалению, все мысли вылетели из головы, и он не смог придумать, что сказать.
– Нет, я встречаюсь кое с кем на самом деле. У нас свидание.
Хаммел распахнул глаза.
– Свидание? – потрясенно воскликнул он, и Джефф повернулся к нему.
– Именно. Я хожу на них периодически.
– Да, конечно, – быстро произнес Курт, но он все еще был немного взволнован и не мог просто-напросто заткнуться. – Просто… Я думал…
– Я не парень Блейна, – прервал его блондин. – Я не знаю, с чего ты это решил, но я только его канарейка.
Хаммел покраснел, вспомнив их поцелуй, который, казалось, был так давно. Джефф нахмурился и сузил глаза.
– Почему ты думал, что мы встречаемся?
Курт сделал глубокий вдох.
– Я… эм… видел вас вместе однажды… вы целовались, – сказал он, и теперь румянец заалел на щеках блондина.
– Ох, – вырвалось у него, и Джефф присел на свою кровать. Курт занял место на своей кровати напротив и осторожно смотрел на соседа.
Его живот сжался от напряжения, он не мог придумать, что сказать, но в то же время ему до ужаса хотелось узнать, что происходило, поэтому он наделся, что Джефф расскажет все сам.
– Послушай, – наконец начал он, – Мне нравится Блейн, и когда он… Ты знаешь, иногда его трудно понять. И мне казалось, что, может, мне он нравится больше, чем следовало бы, чем я нравился ему. А еще эта идиотская канареечная система, все запуталось… и я решил проводить время с тем, кому я действительно нравлюсь.
Джефф выглядел таким несчастным и слишком молодым, чтобы произносить такие вещи. Курту стало плохо, и он разозлился. Он был также поставлен в тупик, как и Джефф, потому что Блейн был настоящим другом, и Хаммелу было трудно поверить, что он только пользовался его соседом.
– Ты говорил с ним об этом? – спросил Курт, блондин покраснел и покачал головой. – Я думаю, это нужно сделать.
– Зачем? – вспыхнул Джефф. Он поднялся и стал натягивать куртку. – Ты же знаешь, как работает эта система. Я не хочу, чтобы он знал. Я не хочу, чтобы кто-либо знал. Так что забудь об этом разговоре.
Курт безмолвно сидел на кровати, когда блондин подошел к двери и, повернувшись, посмотрел на него.
– Просто будь осторожнее с Себастьяном, хорошо? – тихо сказал Джефф и ушел, а Хаммел безучастно уставился на дверь.

Практически на автопилоте он принял душ, оделся и сделал прическу. Он все еще не мог поверить в то, что услышал, как будто ужасный ночной кошмар. Он помнил, как неловко ему было от одной только мысли, кто кто-нибудь узнает о нем и Себастьяне. Из-за традиции, из-за того, что это неправильно. Наверное, Джефф чувствовал то же самое.
Хаммел наполнил кормушку Паваротти и, наблюдая, как тот бодро щебечет, не смог сдержать улыбку. Через несколько минут ему нужно будет спуститься вниз и встретиться со Смайтом, но он не думал, что ему удастся. Не сейчас, не с этим ужасным, отвратительным ощущением, будто его использовали. Потому что Курт был таким же, как Джефф, - канарейкой, влюбившимся в своего ментора, и он не был до конца уверен, что это должно означать.
И еще Блейн. Хаммел не знал, как реагировать, когда он увидит друга снова, не после того, что услышал. Ему хотелось верить в лучшее в Андерсоне, но он заставлял Джеффа чувствовать себя таким… он даже не мог закончить мысль.
Ему просто хотелось прятаться на некоторое время.
И конечно же по самым подлым законам Вселенной в дверь постучались, и Курт не задумываясь открыл ее.
И конечно же это был Блейн.

* Gargler – коротко от cum gargler – гомосексуальный мужчина, рот которого частенько заполнен спермой (urban dictionary).

@темы: glee, it's a dalton tradition, kurtbastian, перевод